Вторник, 24.10.2017, 00:08
Приветствую Вас Гость | RSS


Сайт муниципального образовательного
автономного учреждения гимназии № 1
г. Благовещенска Амурской области

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Защита прав ребёнка

Директор МОAУ гимназии № 1
Крицкая Галина Александровна (тел. 52-55-67)
Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка:
Астахов Павел Алексеевич (тел. 84952218364, 53-06-95)
Помощник Уполномоченного по правам  ребёнка в Амурской области по городу Благовещенску:
Леонова Любовь Евгеньевна (тел. 23-75-94, г. Благовещенск, ул. Ленина 108/2, каб. 108)
Детский телефон доверия: 8-800-2000-123

Телефон доверия МОAУ гимназии № 1 52-55-67, в рабочее время

С 1 сентября 2010 года в нашей области начала свою работу круглосуточная служба экстренной психологической помощи 

для детей и подростков «Телефон доверия» (телефонный номер 8-800-2000-122)

Звонок на «Телефон доверия» осуществляется круглосуточно, бесплатно и анонимно со стационарного или мобильного телефонов на 

территории всей области.  более подробная информация здесь

СООБЩЕНИЕ РОССИЙСКИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПРЕДСЕССИОННУЮ РАБОЧУЮ ГРУППУ КОМИТЕТА ООН ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ, СОЦИАЛЬНЫМ И КУЛЬТУРНЫМ ПРАВАМ К РАССМОТРЕНИЮ ЧЕТВЕРТОГО ПЕРИОДИЧЕСКОГО ДОКЛАДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБЩАЯ ОЦЕНКА СИТУАЦИИ ДЕТСТВА И СЕМЬИ В РОССИИ Мы, представители общественных организаций России, понимая то, что «Прогресс в области улучшения положения детей должен быть ключевой целью национального развития в целом...Поскольку индивидуальное развитие детей и их вклад в развитие общества определяют будущее мира, вложения в обеспечение здоровья, питания и образования детей являются основой национального развития»1[1]; признавая, что «Семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании…»2[2]; учитывая, что Российская Федерация подписала и ратифицировала все соответствующие международные соглашения и конвенции; прилагая максимум возможной для нас активности в практическом воплощении этих высоких деклараций, объединили усилия наших организаций с целью написания этого документа для представления на слушаниях Предсессионной рабочей группы Комитета ООН по экономической, культурной и социальной политике, для заявления нашей согласованной позиции. Мы создавали этот документ, полностью отдавая себе отчет в ограниченности наших ресурсов и высоком уровне нашей социальной ответственности в связи с данной инициативой. В нашем распоряжении нет сети статистических, академических и ведомственных институтов. Мы не располагаем теми значительными финансовыми средствами, какими располагает государство. Но у нас есть наша профессиональная и гражданская совесть. Она и заставила нас сделать эту работу. Нас вдохновляла возможность, опираясь на внимание международного сообщества, обратиться с высокой трибуны ООН к гражданам России и показать им пусть недостаточно полную, но не искаженную ведомственными интересами реальную картину семейной и детской жизни в нашей стране. На чем основана наша позиция? Не только и не столько на статистических цифрах, сколько на личных свидетельствах конкретных людей. Она основана на нашей собственной деятельности и на нашем мнении - мнении тех, кто посвятил помощи детям свою жизнь. В приложении мы даем краткое описание организаций, участвовавших в подготовке этого документа. Общественные организации, которые мы представляем, накопили большой практический опыт в сфере работы в интересах детей. Опираясь на него, мы постарались дать не только критику Государственного доклада, создающего впечатление мнимого благополучия и прогресса, но и выступить с аргументированными предложениями по возможным реальным шагам в интересах семьи и детей. Нами также отмечены те действительно позитивные явления, которые все же происходили в последнее десятилетие, в основном не благодаря, а вопреки государственной политике в области семьи и детства. Хотя мы можем отметить лишь крайне незначительный прогресс в некоторых областях защиты прав детей, тем не менее, позитивным является уже тот факт, что российское чиновничество прилагает чрезвычайные усилия, с тем, чтобы хотя бы внешне соответствовать в своей деятельности принципам, одобряемым цивилизованными странами. Мы далеки от упрека кого бы то ни было лично в злых намерениях. Мы понимаем, что не может быть кардинального успеха в сфере семьи и детства, если не решены самые фундаментальные проблемы общественной жизни России. Но тем более важно трезво представлять себе ситуацию для того, чтобы работа и государственных, и общественных организаций была адекватной стоящим перед ними задачам. В конечном счете, удовлетворение подлинных потребностей детской жизни должно быть содержанием деятельности и тех, и других. В противном случае эта деятельность лишена положительного социального смысла. В целом события последних десяти лет в России обрушили на детей и их родителей проблемы, которых они не знали в СССР. К сожалению, Российское государство в значительной степени самоустранилось от помощи ребенку и его семье в это кризисное время. Главное, чего лишились ребенок и его семья, - государственной системы защиты и реального обеспечения своих интересов. ____При этом надо прямо сказать, что зависимость родителей от государства и одновременно отсутствие всякой системы обеспечения и защиты основных прав ребенка приводят сегодня к полному детскому бесправию. В развитых странах защиту детства в основном берет на свои плечи гражданское общество, неправительственные организации. В России организации третьего сектора не могут встать на ноги и стать действенной силой без заинтересованной поддержки государством. Поэтому эффективная деятельность в интересах российских детей - подвижничество отдельных людей и организаций - скорее исключение, чем правило. Мало того, что организации третьего сектора, так хорошо зарекомендовавшие себя в решении основных социальных проблем в развитых демократических странах, в России лишены реальной и системной государственной поддержки. Патерналистская зависимость родителей не позволяет и им быть полноценными партнерами в работе с собственными детьми. К общественным организациям многие родители относятся так же потребительски, как и к государственным, а изменить жизнь ребенка без активного сотрудничества с его семьей невозможно. Если во времена СССР лозунг «Лучшее - детям» не только владел массовым сознанием, но в каких-то сферах и реализовывался, то в теперешней России равнодушие общественного мнения к проблемам детской жизни предопределено массовой нищетой и бесперспективностью существования взрослых. Сама система социальной поддержки устроена таким образом, что помощь может быть получена только теми, кто смог преодолеть многочисленные бюрократические барьеры. Это приводит к тому, что поддержки не получают как раз самые нуждающиеся. Государственная машина отгораживает себя от тех, кому она должна служить в первую очередь. Чисто юридически семья рассматривается с позиций ведения совместного хозяйства. Это приводит к выхолащиванию главного содержания семейной жизни – добровольный союз людей с целью всеобъемлющей заботы друг о друге, рождения, выращивания и воспитания детей. Результат - полная беспомощность граждан России в деле реализации законодательных актов, связанных с семьёй и детством. В государственной политике и в общественном сознании российского населения отсутствует понимание механизмов взаимосвязи экономики, социальной и культурной жизни семьи и ребёнка. Речь идёт не столько о социальном обеспечении в патерналистском значении этого слова, сколько о необходимости реализации собственной активности детей и взрослых. Решение экономических и социальных проблем невозможно без определяющего влияния духовной и нравственной составляющей жизнедеятельности граждан России. Значительные разрушения последнего десятилетия в жизни взрослых повлекли за собой еще более тяжелые последствия для детей. Уже в младенческом возрасте (и даже раньше) ребенок сталкивается с тем, что не может без угрозы своему здоровью и самой жизни пользоваться наиболее надежной основой его жизни – материнскими ресурсами. В городах постоянные стрессы и экологическое безрассудство подрывают здоровье женщин еще до наступления беременности ___. Как следствие, подавляющее большинство младенцев рождается уже больным или предрасположенным к получению самых различных комплексов хронических заболеваний в будущем. Для основной массы семей этот старт – непосильная задача. Бабушки и дедушки, привыкшие к заботе о детях участкового педиатра советского времени, не имеют столь необходимого им сегодня житейского опыта своих предков, а родители чаще всего не в состоянии осознать само наличие фундаментальных проблем жизнедеятельности своих детей. Государственная система дошкольного и школьного образования вносит свою лепту, и в результате к моменту окончания школы полностью здоровыми могут быть признаны только 14% учащихся3[3]. Но приобретение последнего времени – детская наркомания, принимающая характер эпидемии, – вполне способно ухудшить и этот показатель. Не лучше ситуация и в российском селе, которое из-за ряда общеизвестных духовных, политических и экономических причин уже давно не может служить источником нравственного и физического здоровья населения. К традиционному алкоголизму и здесь прибавилась новая страшная беда - наркомания. Причем сельские жители еще более беззащитны перед наркомафией, чем городские. Неблагоприятно складывается ситуация и с общественным осознанием семейных и детских проблем. Деятельное население вынуждено заботиться в первую очередь о выживании. Разрешение детьми и вообще слабыми людьми своих самых насущных проблем остается на периферии общественного внимания. ___ И государству, и общественным организациям необходимо по крохам собирать все живое и перспективное, всячески пропагандировать достижения тех подвижников, которые конкретными делами пытаются воссоздавать гражданское общество не только без помощи, но и вопреки коррумпированной государственной машине. К нашему сожалению, в России мало кого глубоко и серьезно заботят запросы детства и семьи. Действующие государственные институты, призванные отвечать на эти запросы, работают преимущественно в старой, распределительной, советской логике (путевки и льготы), а не организуют самодеятельность граждан по решению самых важных задач жизни общества. Корпоративные интересы государственной машины как были, так и остаются главенствующими. Поэтому учреждения, не связанные с человеком как будущим налогоплательщиком, существуют на остаточном принципе. Государством в лице его различных институтов власти и управления до сих пор не осознано, что только построение развитого гражданского демократического общества дает возможность разрешения основных межчеловеческих противоречий, т.к. на это способны только люди, ставшие реальными хозяевами своей жизни. К чему приводит политика ориентации в основном на интересы государственной машины, население России очень хорошо чувствует на себе. В отсутствие в России демократических традиций и развитого гражданского общества укрепление семейных отношений приобретает все большее значение. Поэтому мы считаем исключительно важным положение Плана Действий по осуществлению Всемирной Декларации о том, что «Для всестороннего и гармонического развития личности дети должны расти в семейных условиях, в атмосфере счастья, любви и понимания»4[4]. В семье проявляют себя все содержательные противоречия социальной жизни человека, и они имеют возможность разрешаться на качественно ином уровне, чем уровень государства. Взаимная любовь и поддержка членов семьи делают семью уникальным социальным институтом, когда любая проблема решается с точки зрения максимального учета достоинства и интересов противопоставленной стороны. Гармоничные семейные отношения позволяют разрешить “вечные” противоречия между насилием и свободой, эгоизмом и альтруизмом, духовным и материальным, жизнью и смертью, старым и новым и т.д. Лишь научившись любви дома, человек становится личностью, способной включить в сферу своих забот интересы гражданского общества, т.е. завершить свою позитивную социализацию. В сегодняшней России семья и семейные отношения подвергаются особой опасности. Проблемы основной массы современных российских семей хорошо известны: низкий материальный достаток, жилищно-бытовая неустроенность, безработица, малодетность, насилие над детьми, дисгармония межличностных отношений, отсутствие взаимоуважения, пьянство. Семья, лишенная государственной патерналистской опеки и жесткого государственного контроля, не обрела самоценности и самодостаточности, в то время как государство, способствуя своей политикой разрушению семьи, ее деградации, с упорством, достойным лучшего применения, пытается сохранить свою патерналистскую позицию, продолжает рассматривать семью как объект управления, принуждения, благодеяния, репрессии. И до тех пор, пока российская семья не станет полноправным субъектом общественной жизни, пока родители не обретут действенные права и реальные возможности растить и воспитывать здоровых детей в атмосфере любви и достатка, - до тех пор семья не станет действительно ответственной перед своими членами и обществом за благополучие растущих в ней детей. Но это возможно лишь в условиях, когда государство осознает себя в отношениях с семьей равноправным партнером, а государственные и общественные институты – призванными служить семье, а не управлять ею. Тем самым реализуется принцип субсидиарности, без последовательного воплощения которого невозможно построение демократического общества. Изложив наше общее видение ситуации детства и семьи в России, мы считаем необходимым доказательно подтвердить эту оценку конкретными данными, в которых опирались как на официальные источники, так и на свидетельства представителей общественных организаций, принявших участие в составлении данного документа. Для того чтобы не повторять по многим позициям официальный Четвертый периодический доклад, мы сочли наиболее целесообразным критически рассмотреть его и прокомментировать, а также дополнить содержащиеся в нем положения и факты, которые относятся к экономическим, социальным и культурным правам семьи и детства. Мы понимаем, что проблемы детства и семьи являются лишь частью общей деятельности Комитета по экономическим, социальным и культурным правам. Но мы уверены также, что без решения этих проблем у России не будет перспектив цивилизованного развития. КОММЕНТАРИИ И ДОПОЛНЕНИЯ К ЧЕТВЕРТОМУ ПЕРИОДИЧЕСКОМУ ДОКЛАДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОМИТЕТ ООН ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ, СОЦИАЛЬНЫМ И КУЛЬТУРНЫМ ПРАВАМ 1. Общая оценка Государственного доклада. Доклад построен преимущественно как перечисление многочисленных мероприятий правительства и других государственных органов и не указывает, в какой мере удалось достигнуть реального прогресса в защите прав ребенка и семьи, не производит анализа причин, по которым не достигнуты те или иные цели___, не приводит конкретных предложений по устранению этих причин. Таким образом, уже по своей структуре Доклад достаточно отчетливо показывает желание его составителей продемонстрировать усилия государства и по возможности скрыть малую эффективность или даже негативный результат этих усилий. 2. Отсутствие реальных механизмов защиты прав детей. Государством не сделано ничего для реальной защиты прав детей – самой бесправной части российского населения. Достаточно привести пример многолетнего игнорирования настоятельных и неоднократных рекомендаций Комитета ООН по правам ребенка о необходимости введения в России ювенальной юстиции, игнорирования несмотря на неоднократные же заверения правительства о выполнении этих рекомендаций. В настоящее время сделан лишь первый шаг в этом направлении (внесение поправки в Судебный кодекс), но до сих пор не создано никаких действенных механизмов контроля за соблюдением прав детей; эксперимент с региональными уполномоченными по правам детей так и остался локальным экспериментом, поскольку не обеспечен ни законодательно, ни организационно-методически (исключение составляет Москва, где принят и реализуется Закон об Уполномоченном по правам детей). 3. Провал в решении стратегических задач по защите детства. Следует со всей ответственностью сказать, что за не решена хотя бы частично ни одна из стратегических задач по защите детства: - в условиях все большей, явной и скрытой, коммерциализации систем образования и здравоохранения не приходится говорить о беспрепятственном доступе к ним детей из семей с низким материальным достатком, особенно детей из семей, где родители – инвалиды; для детей же с выраженными нарушениями умственного и психоэмоционального развития эта задача даже не начинала решаться. До сих пор в государственной системе не возникло фактически никаких детских садов, никаких школ, принимающих таких детей, специалисты по-прежнему готовятся так, что работать с подобными детьми они не умеют. Даже если этот ребенок негосударственным реабилитационным центром подготовлен к дальнейшему обучению и есть договоренность о его обучении с конкретной специализированной школой, медико-психолого-педагогическая комиссия (МППК) зачастую все равно не дает ему направления в данную школу, а школа без такого направления не может принять ребенка. Удивляет тот факт, что члены МППК пытаются протестировать уровень развития и способности к обучению ребенка, имеющего психоэмоциональные проблемы, в незнакомой, напряженной, не всегда доброжелательной обстановке. Попытка выяснить образовательный потенциал ребенка с аутизмом в такой обстановке может быть объяснена только профессиональной несостоятельностью либо этической недобросовестностью членов комиссии. В ряде случаев вместо направления ребенка на обучение и поиска для него конкретного образовательного учреждения, МППК активно побуждает родителей сдать проблемного ребенка в интернат. Тем самым нарушаются: Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (принята Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1960 г.), ст. 1.1а); Декларация о правах умственно отсталых лиц от 20 декабря 1971 г., п.п. 1, 2; Декларация о правах инвалидов от 9 декабря 1975 года, п.п. 2, 3, 4, 6, 10; Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г., ст. 23, п.3, ст. 28, 29; Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей от 30 сентября 1990 года; Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов, приняты генеральной Ассамблеей ООН 20 декабря 1993 г. (резолюция 48/96), Правило 6; Конституция РФ (ст. 43, п.п. 1, 2), нормы Закона РФ об образовании (ст. 5, п.6; ст. 18, п.2; ст. 40, п.8; ст. 50, п.10; ст. 52, п. 10, и др.); - декларируемое государственной властью приоритетное внимание к проблемам детей-сирот, детей, лишившихся родительского попечения, в реальности оборачивается все нарастающим количеством таких детей при отсутствии системы профилактики социального сиротства и постинтернатной адаптации выпускников интернатных учреждений; - не создано никаких эффективных механизмов профилактики детской беспризорности, наркомании, насилия над детьми; все действия в этом направлении ограничиваются узковедомственными усилиями при отсутствии общегосударственной реально действующей программы. Одним из основных условий, созданных государством и препятствующих действенной профилактике является отмена налоговых льгот детским общественным организациям на муниципальном, региональном и общероссийском уровнях. И это стало свидетельством целенаправленного уничтожения детской и молодежной социальной инициативы. Предъявление налоговыми службами одинаковых требований как к коммерческим, так и к общественным организациям, значительно затрудняет деятельность последних. Абсурдность современной законодательной базы приводит к тому, что, например, от детской общественной организации требуют заплатить налоги с работы волонтеров, которым оплачиваются только командировочные и другие текущие расходы. Декларируемая в российских законах «государственная поддержка» деятельности детских и благотворительных общественных объединений сводится, в лучшем случае, к разовым минимальным целевым грантам, в сметах которых запрещена статья «заработная плата». Детские организации не имеют средств, чтобы оплачивать хотя бы работу бухгалтера, что еще более усложняет их отношения с налоговыми органами; - законодательство в области обеспечения прав детей носит преимущественно декларативный характер, а в некоторых аспектах приводит к усугублению положения наиболее рисковых групп детского населения. Декларирование законодательного обеспечения прав по российской традиции не гарантирует его практического исполнения. К примеру, при том что полностью отсутствует инфраструктура помощи детям с тяжелыми нарушениями психического и речевого развития, приняты немногие постановления, призванные компенсировать ее отсутствие путем финансового возмещения родителям затрат на необходимые услуги по образованию и реабилитации ребенка. Все эти постановления реально не работают, и родители оказываются полностью во власти чиновников, в полномочия которых входит «выдать или не выдать» средства. Родители подвергаются унижениям, вынуждены (зачастую вместе с ребенком-инвалидом) месяцами обивать пороги различных учреждений, выстаивать длинные очереди, добывая затребованные чиновниками совершенно не нужные для этого справки. И нередко родители прекращают усилия по получению положенных им по закону компенсаций. Немногим лучше обстоит дело с получением социальных льгот и компенсаций. Так, по данным исследования в С.-Петербурге, 47% семей, имеющих право на жилищную компенсацию, не смогли собрать документы для ее получения. Другая типичная ситуация: дети, родившиеся у лиц, живущих в психоневрологических интернатах (ПНИ), не имеют возможности жить со своими родителями, т.к. во взрослых ПНИ не разрешается держать детей и никаких учреждений, где родители-инвалиды могли бы жить со своими детьми, в России не существует. В российской системе социальной защиты вообще не предусмотрена ситуация, когда человек, живущий в интернате, заводит семью или рожает ребенка. Поэтому администрация интернатов уговорами и угрозами вынуждает беременных женщин подписать согласие на аборт, может применить физическое насилие. Например, проживающую в ПНИ Любу Можаеву главврач ПНИ заставляла согласиться на аборт при сроке беременности 6,5 мес. Аборта удалось избежать только потому, что ситуация получила широкую огласку и в нее вмешались общественные организации. А другой девушке из того же интерната, тоже на большом сроке беременности, не удалось сохранить ребенка, т.к. у нее не было никаких связей с внешним миром. Если все же у женщины, живущей в ПНИ, родился ребенок и она не хочет с ним расставаться и нет родственников, которые согласны его забрать, на мать оказывают давление, уговаривая отказаться от ребенка. Так, юрист роддома уговаривала Любу Можаеву оставить ребенка в роддоме. Обычно в тех случаях, когда избежать рождения ребенка не удается, роды проводят без оформления документов о родительстве и ребенка забирают от матери навсегда. 4. Беспризорные дети лишены системной социальной помощи. Помощь детям, оказавшимся беспризорными и безнадзорными, носит характер кампании и решает вопросов профилактики беспризорности и восстановления семейного статуса беспризорного ребенка. Отсутствие механизмов, позволяющих даже точно подсчитать, сколько беспризорных детей в России, и отсутствие социальных профессий, работники которых осуществляли бы взаимодействие с ребенком, оказавшимся на улице в силу сложных жизненных обстоятельств, лишает каких бы то ни было гарантий названные категории и группы детей и подростков. В то же время, выпускники вузов по специальности «социальная работа» в большинстве своем не владеют навыками практической работы. Скверно обстоит дело с получением социальных выплат, в том числе пособий на детей, беженцами и вынужденными переселенцами, - требование о наличии регистрации как условия выплаты никогда и ни для кого не отменялось, и даже при выполнении этого требования детские пособия - из-за отсутствия средств в местных бюджетах - выплачиваются крайне нерегулярно. 5. Отсутствие борьбы с детской проституцией и вовлечением детей в порнобизнес. Борьба с детской проституцией и порнобизнесом в стране практически не ведется. Почти треть газет и некоторые сайты в Интернете открыто публикуют предложения сексуальных услуг. Проверка этих публикаций свидетельствует о том, что иногда для этих услуг используются несовершеннолетние. Практически на любом вокзале Москвы при пособничестве сотрудников милиции процветает детская проституция. Вовлечение в занятие проституцией или в порнобизнес несовершеннолетних не рассматривается уголовным законодательством как преступление более тяжкое, чем вовлечение в эту сферу взрослых. Использование несовершеннолетних в порнобизнесе предусматривает наказание до 2 лет лишения свободы, относится к числу преступлений небольшой степени тяжести, редко влечет наказание в виде лишения свободы, а в случае лишения виновного свободы его, как правило, ждет амнистия. 6. Дети не знают о своих правах и не имеют возможности подавать жалобы. Проводимые в регионах (в частности, в Новгородской обл., Краснодарском крае) исследования показывают, что лишь незначительная часть детей хоть что-то знает о своих правах; практически никто из них не знает, куда следует обращаться в случае нарушения их прав. Не существует никакого общедоступного и общеизвестного механизма подачи детьми жалоб. Размещение материалов о правах детей в сети Интернет не играет пока никакой заметной роли, поскольку он доступен лишь ничтожной доле населения в РФ. 7. Недостатки в охране здоровья детей Несомненно, в охране здоровья детей предприняты значительные шаги. Однако остается неясной результативность этих шагов. В то же время за прошедшее десятилетие общая заболеваемость детей выросла на 23% (с 1136,2 до 1393 случаев на 1000 детей), и этот факт никак не объясняется. Вследствие регионального сепаратизма и постоянного повышения транспортных тарифов крайне затруднено получение квалифицированной помощи в центральных клинических учреждениях детьми из регионов; прогрессирующее удорожание лекарственных средств и методов лечения, особенно новых, наиболее эффективных, крайне ущербная система медицинского страхования лишают возможности получать современное лечение массе детей из малообеспеченных семей (всякий раз, выписывая лекарство для ребенка, врачу приходится выяснять, в состоянии ли родитель приобрести это лекарство; приходится применять препараты и методы доступные, но менее эффективные и с большим риском побочных явлений и осложнений). Ярким примером сказанному является Приказ Минздрава РФ и Российской академии медицинских наук от 10 июля 2000 г. № 252/50 «Об организации оказания высокотехнологичных (дорогостоящих) видов медицинской помощи в учреждениях здравоохранения федерального подчинения», где определены квоты количества больных из субъектов РФ, которым могут быть оказаны указанные виды медицинской помощи в учреждениях здравоохранения федерального подчинения. Так, в год лишь 1639 человек по стране могут рассчитывать на бесплатное лечение по нейрохирургии, 3515 человек - на хирургическую помощь по онкологии, 175- по трансплантации почки, 99- по трансплантации костного мозга, 7602- на лечение от гемофилии. Причем эти цифры охватывают и детей, и взрослых. Внутри квоты на оказание бесплатной помощи по категории заболевания введена квота по каждому региону. Например, для Ненецкого автономного округа квот для оказания медпомощи в области торакальной хирургии, урологии, офтальмологии, челюстно-лицевой хирургии, трансплантации костного мозга не выделено вообще. Крайне затруднено получение медицинской помощи семьями вынужденных мигрантов. В большинстве регионов России полисы обязательного медицинского страхования (ОМС) выдаются только гражданам РФ и зарегистрированным мигрантам. Причем, в ряде регионов существуют и дополнительные условия выдачи полисов ОМС. В Москве, например, приезжие могут получить полис ОМС лишь при наличии регистрации на срок свыше 6 месяцев, тогда как регистрация в столице, как правило, производится на срок не более 6 месяцев. Поэтому, в частности, дети из Чечни, родители которых в большинстве своем не имеют статуса вынужденных переселенцев, практически лишены доступа к бесплатной медицинской помощи. (Эту ситуацию в Москве смягчает разрешение направлять вынужденных мигрантов без статуса и регистрации в некоторые лечебные учреждения Москвы, данное столичным Комитетом здравоохранения неправительственной организации «Гражданское содействие беженцам и вынужденным переселенцам»). Беженцы без статуса могут получить медицинскую помощь только за свой счет и находятся с точки зрения охраны здоровья в наихудшем положении среди мигрантов. Лица, страдающие тяжелыми хроническими заболеваниями (онкологические, туберкулез, диабет, бронхиальная астма, детский церебральный паралич и др.), пользуются в России правом на бесплатное обеспечение лекарствами. Однако, большинство беженцев и вынужденных переселенцев (в том числе - со статусом), не могут реализовать право на льготное обеспечение лекарствами: в Москве - из-за отсутствия регистрации по месту жительства, в провинции - из-за отсутствия средств на финансирование этих льгот в местных бюджетах. Невозможно не коснуться и медицинских проблем переселенцев из Чечни в лагерях Ингушетии. Больные люди с онкологическими заболеваниями и открытой формой туберкулеза находятся в общих палатках и вагончиках со здоровыми, в том числе и с детьми. Самые распространенные заболевания: кишечные, простуда, бронхит, воспаление легких, сердечные заболевания, нервные и психические заболевания, чесотка, педикулез. Катастрофически не хватает лекарств: антибиотиков, анальгетиков, сердечных и понижающих давление, шприцов, марли, антисептиков. До поликлиники можно добраться только на автобусе, но у переселенцев нет денег на оплату билета. Скорая помощь в лагеря почти не выезжает из-за нехватки машин и бензина. Больницы переполнены исключительно тяжелыми больными, которые лежат в коридорах. Лекарств, перевязочных материалов и шприцов недостаточно и в больницах. Лечение раненых осуществляется бесплатно, но за лекарства и перевязочные материалы родственникам приходиться платить. Нет антигангренозной сыворотки, часто из-за этого операцию по ампутации конечностей приходится делать повторно. Медицинской аппаратуры мало, а та, которая есть, грозит выйти из строя. Министерство по чрезвычайным ситуациям перевозит в больницы других городов тяжело раненых и больных, в первую очередь детей. Однако очень остро стоит проблема расселения и питания сопровождающих лиц, которым никто не оказывает помощи, кроме некоторых НПО, но для этого чрезвычайно трудно находить средства. Особо следует отметить проблему психического здоровья детей: при том, что к выпуску из школы (16-17 лет) только ¼ детей может быть признана полностью психически здоровой, не существует службы охраны психического здоровья детей, специальности детского и подросткового психиатра были на протяжении 6 лет ликвидированы в официальном списке медицинских специальностей РФ, подготовка специалистов в этой области абсолютно не соответствует современным потребностям. Отсутствует специальная система сертификации психотропных препаратов для лечения детей, в связи с чем в детской психиатрии приходится употреблять старые препараты с меньшей эффективностью и большим риском побочных эффектов при невозможности использовать современные более эффективные и более безопасные лекарства. Государственными службами полностью игнорируется проблема детских суицидов, количество которых растет из года в год; отсутствуют детские кризисные службы. Статистика детских суицидов не публикуется, но, по данным из регионов, эта проблема становится все более острой (к примеру, в Хабаровском крае за один последний год количество детей, покончивших с собой, выросло на 21% - от 140 до 170). А. БЛОК ПРАКТИЧЕСКИХ МЕР. 1. Создание при Президенте РФ Общественного совета по проблемам детства. Его основные функции – экспертиза законопроектов, государственных целевых социальных программ, разрабатываемых, принимаемых и реализуемых в отношении несовершеннолетних (в первую очередь, программы «Дети России»), экспертиза общественных инициатив и программ, направленных на решение задач защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и обеспечения их наилучшего развития, с целью последующей возможной доработки и реализации указанных программ через механизмы грантового финансирования; экспертиза деятельности СМИ исходя из интересов ребенка и семьи; лоббирование интересов детства и семьи в законодательных органах РФ; организация создания Федеральной информационно-ресурсной сети общественных организаций, действующих в сфере детства. 2. Организация постоянно действующих интерактивных переговорных площадок между федеральными (региональными) ведомствами и представителями общественных организаций по обсуждению ведомственных законодательных инициатив, нормативных актов, программ и проектов в области защиты прав и законных интересов детей. 3. Создание региональных общественно-государственных Советов по проблемам детства и семьи. Их основные функции: формирование региональной семейной политики, совершенствование регионального законодательства в области защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, разработка и руководство реализацией целевых комплексных региональных программ в области детства и семьи, осуществление на конкурсной основе финансирования и контроля за исполнением данных программ, осуществление мониторинга ситуации детства и семьи с регионе. 4. Создание в каждом из субъектов РФ вневедомственного, финансируемого отдельной строкой регионального бюджета регионального мультипрофессионального Центра социально-психологической помощи ребенку и семье, одна из задач которого - профессиональная методическая и организационная поддержка осуществляемой на местах профилактической и реабилитационной работы с семьями и детьми риска. Центр является ведущим учреждением субъекта РФ по реализации программ, принимаемых Советом по проблемам детства и семьи. Введение в состав этих центров психолого-медико-педагогических комиссий, тем самым значительно расширив диагностические и реабилитационные возможности последних, одновременно устранив их профессиональную бесконтрольность и безответственность. 5. Развитие сети региональных и муниципальных специализированных центров для оказания экстренной помощи детям, оказавшимся в кризисной ситуации, пережившим насилие. 6. Разработка и реализация межведомственной программы профилактики насилия в семье и детских учреждениях, включающей, в том числе, широкое распространение в населении международных и национальных базовых документов по защите прав и законных интересов детей. 7. Обеспечение в полном объеме необходимой медицинской, в том числе профилактической, оздоровительной и реабилитационной помощью детей, находящихся на территории субъекта РФ, независимо от их социального статуса и социального статуса их родителей (лиц, их заменяющих). 8. Обеспечение образовательными услугами всех детей школьного возраста, независимо от их социального статуса и социального статуса их родителей (лиц, их заменяющих). 9. Системное преобразование интернатных учреждений для детей-сирот и детей, лишившихся родительского попечения, в центры семейного устройства детей с соответствующим изменением принципов и методов их организации, финансирования и критериев оценки деятельности. 10. Создание информационных центров для получения, регистрации, систематизации и передачи информации о детях, ушедших и

Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz